Соц сети



Из цикла сказок Максима Мейстера " Лесные сказки" или "Сказки чистого леса"

Над лесом сгущались тучи. Тяжелые, грозовые. Казалось, они того и гляди двинутся на землю и раздавят ее.
Вдруг проснулся ветер и отчаянно заметался, сдерживая наступление свинцовых туч.
Он носился между мрачным навесом и землей, тревожно гудя и залетая в каждую норку и в каждое дупло, чтобы все знали, как он старается спасти лес…
Ежик услышал ветер и заволновался.
– Гроза идет, – подумал он вслух. Ежик боялся грозы, когда вокруг так непонятно гремит, а на небе сверкают страшные молнии.
Он подошел к двери и осторожно выглянул на улицу.
Стало совсем темно. Молний еще не было и грома тоже. И даже дождя, но все равно страшно.
– Белочка! – изо всей силы закричал Ежик. – Белочка!

Он боялся, что из-за шума ветра Белочка его не услышит, но тут ветер, словно понимая, немного утих.
А может быть, он понял, что проиграл, поэтому исчез, готовясь уступить дорогу первым крупным каплям дождя… А еще, наверное, ветер тоже боялся грома и молний…
– Белочка! – снова крикнул Ежик, и Белочка тут же выглянула из дупла.
– Привет, Ежик! – тревожно сказала она. – Сейчас гроза будет…
– Вижу! – сказал он. – Мне страшно!
– Мне тоже, – кивнула Белочка.
– Иди ко мне в домик, – сказал Ежик. – Вдвоем не так страшно…
Белочка тут же выскочила из дупла и побежала вниз по сосне.
Едва она успела забраться к Ежику в домик, как темное небо разрезала первая молния, осветив пол-леса…
– Ой! – испуганно вскрикнул Ежик и захлопнул дверь, за которой спустя мгновение загромыхал гром.
– Бежим!
Он помчался по коридорам своего жилища, а Белочка устремилась за ним.
Они быстро добрались до самой глубокой комнаты, в которой Ежик зимовал.
– Прячемся здесь! – сказал он Белочке, и они, прижавшись друг к другу, зарылись в камышовый пух.
Где– то снаружи снова гулко прокатился гром, но совсем не так страшно, как несколько секунд назад.
Белочка и Ежик немного успокоились и даже перестали дрожать.
– У тебя тут совсем не страшно! – наконец сказала Белочка.
– Вот когда в дупле грозу пережидаешь!…
– Да уж… – сказал Ежик, представив.
– А сейчас мне уже почти не страшно! Хотя, может быть, это потому что мы вместе.
Это надо проверить. Давай, в следующую грозу ты ко мне пойдешь?…
– Фигушки, – пробурчал Ежик. Ему все еще было страшно.
Он уткнулся носом в мягкий белочкин живот и закрыл глаза.
Белочка укрыла Ежика пушистым хвостиком и спросила:
– А почему все зверушки боятся грома и молний?
– Не знаю, – сказал Ежик. Он вдруг почувствовал себя очень спокойно и постарался сильнее зарыться в белочкину шерсть.
– Наверное, потому что у каждой зверушки есть своя молния…
– Как это? – не поняла Белочка.
– У каждого есть своя молния, которая рано или поздно сверкнет. И когда она настигает, то зверушка перестает быть…
– Разве это возможно? – удивленно спросила Белочка. – Разве может перестать быть то, что уже есть?
– Нет, конечно, – согласился Ежик. – Ты же всегда была, правда?
– Ага, – кивнула Белочка. – Я совсем не помню, чтобы меня когда-то не было, а я бы обязательно запомнила, если бы такое было…
– Да, мы были всегда. То, что уже есть, оно есть всегда.
Потому что разве может быть ничего-ничего, а потом раз – и что-то что-то?! Так не бывает. Значит, не бывает и наоборот: сначала что-то что-то, а потом раз – и ничего.
Вот поэтому все так боятся грозы и молний. Ведь когда та особая молния сверкает, кажется, что ты перестаешь быть. И это очень страшно.
– Все равно непонятно, – задумчиво сказала Белочка. – Если молния – это когда мы перестаем быть, то, что такое гром? Ведь его мы боимся даже сильнее молний?
– А гром – это то, что происходит между двумя молниями, – ответил Ежик. – Это наша жизнь. Так что молния – это не только конец, но и начало. Просто, смотря с какой стороны смотреть…
Каждый гром – это отголосок молнии. Свет становится звуком…
Вначале он громкий, а потом все тише и тише, пока не сверкнет новая молния.
– Хм! Я хочу на это посмотреть! – вдруг зашевелилась Белочка. – Пойдем!
– Куда еще? – недовольно спросил Ежик. Он так удобно устроился, и ему совсем не хотелось куда-то идти.
– Посмотреть на грозу! – ответила Белочка. – Чтобы увидеть то, что ты сказал.
– Ты чего, ведь страшно! – испугался Ежик.
– Конечно, страшно! – согласилась Белочка.
– Но я вдруг подумала, а вдруг мы боимся грома и молний просто потому, что не можем открыто на них смотреть? И вместо этого забиваемся куда-нибудь поглубже и подальше?
– Да ну тебя! – сказал Ежик. – Мы так хорошо спрятались, мы так хорошо разговаривали. Зачем куда-то идти и чего-то смотреть?
– Потому что на словах можно много всего понять, но это будет неправильное понимание.
То же на словах. Сначала надо понять что-то, а потом это увидеть…
– Белочка вздохнула и повторила: – Иначе понимание будет неправильным…
– Ну, ладно… – неожиданно согласился Ежик, и они пошли в комнату с окном.
Вначале было страшно. Ежик и Белочка снова прижались друг к другу и замерли у окна, закрывая глаза при каждой вспышке и вздрагивая при каждом новом раскате грома.
Но потом они стали жмуриться все реже, а вздрагивать все тише.
А вскоре и вовсе открыто смотрели прямо в грозу. А она разыгралась на славу.
То и дело темное небо разрезали молнии. Иногда длинные, словно ивовый прут, а иногда ветвистые, словно куст. Иногда толстые и яркие, как ствол голого дерева, а иногда тонкие, словно паутина, но зато на полнеба…
– Знаешь, похоже, я все перепутал… – вдруг сказал Ежик.
– Что? – не поняла Белочка.
– Ну, когда мы были там внизу, я сказал, что раскаты грома между двумя вспышками конца-начала – это наша жизнь, а на самом деле, все наоборот: молния – это наша жизнь, а раскаты грома – кажущееся небытие между двумя вспышками…
– Вот почему зверушки боятся грома больше молний?
– Да, потому что молнию, то есть жизнь, при желании можно пропустить, не видеть.
Для этого надо всего лишь закрыть глаза. А вот гром не услышать невозможно, даже если зажмешь лапками уши… Но если широко раскрыть глаза, то молнии кажутся страшнее грома. И знаешь почему?…
– Нет. Почему? – Белочка повернулась к Ежику.
– Ведь если бы после молний не было грома, то они были бы даже красивыми! Ведь жизнь была бы прекрасной, если бы не было…
– Молнии и так красивые, – сказал Ежик. – Любая молния – прекрасна. И страшна она не оттого, что после каждой молнии неизбежно следует гром. Молния пугает потому, что кажется, будто после вспышки она исчезает навсегда…
– А почему так кажется? Ведь все знают, что молния снова вспыхнет. После грома…
– Наверное, потому, что после грома молния сверкает уже по-другому. И очень трудно понять, что это одна и та же молния…
Гроза заканчивалась. Молнии сверкали все реже, а гром гремел тише и тише, словно удаляясь куда-то далеко-далеко, в другой лес. Небо очистилось, и вскоре над лесом раскинулось глубокое ночное небо. Звездное одеяло…
– А все-таки, это очень грустно, – сказала Белочка.
– Что? – спросил Ежик и крепче прижался к Белочке, хотя ему давно уже не было страшно.
– Грустно, что молнии такие короткие, – ответила Белочка. – И что есть гром между ними.
Я бы очень хотела, чтобы молния светила всегда, без перерывов. Тогда бы не было грома и не было бы страшно.
– Да, грустно… – согласился Ежик.
– А как думаешь, бывают молнии, которые светят всегда? – спросила Белочка и с надеждой посмотрела Ежику в глаза.
– Конечно! – вдруг улыбнулся Ежик. – Неужели ты сама не видишь?!
– Чего? – изумилась Белочка.
– Ой, какая ты у меня не внимательная, это что-то! – засмеялся Ежик.
– Ну, все! Гроза прошла, ты уже не боишься, и я пошла к себе в дупло! – в шутку обиделась Белочка.
– А то ты опять начинаешь превращаться в противного, колючего Ежа. Значит, все нормально!…
– Подожди-подожди! – испугался Ежик. – Не уходи, пожалуйста! Если ты останешься со мной, то я тебе все расскажу и даже покажу…
Белочка снова укрыла Ежика своим хвостиком и притаилась рядом.
Ежик ненадолго уткнулся в мягкую белочкину шерстку, а потом посмотрел в окно.
– Смотри… – Белочка тоже взглянула на небо. – Разве ты не замечала, что после каждой грозы на небе становится больше звезд…
– Я поняла… – прошептала Белочка.
Они долго смотрели в бездонную глубину, усыпанную мириадами звезд.
– Да, молнии становятся звездами, – решил все-таки сказать Ежик вслух. – Может быть, не все, но некоторые – точно…
И тогда они уже не вспыхивают только лишь на мгновение, а горят всегда. И нет никакого грома…
– А только тишина, вечность и свет… – добавила Белочка.
– И перемигивание с другими звездами! – засмеялся Ежик.
Они не отрываясь смотрели на звездное небо, ощущая друг друга.
Вдруг одна звездочка полетела вниз…
– Ой, что это значит? – испугалась Белочка.
– Ничего, просто какая-то звездочка решила спуститься на землю, чтобы рассказать местным молниям о том, что они – звезды!
– Значит, ты – звездочка? – догадалась Белочка и радостно посмотрела на Ежика.
– Ага, – улыбнулся он. – И ты тоже. Мы оба – звездочки. Ты и я.
– А что мы тут делаем? – заинтересовалась Белочка.
– Какая же ты не внимательная! – рассмеялся Ежик. – Я же только что сказал! Только все это не важно. Важно, что скоро мы вернемся домой. На небо. Обязательно вернемся…



Последние новости


Оборудование салона, панель приборов. Часть 4

Обивка не провиснет Дуги крепления обивки потолка закреплены в кузове «Волги» через резиновые колпачки. Последние со временем рвутся, и обшивка провисает. Нарежьте на концах дуг резьбу М5 длиной около 15 мм, навинтите на них гайки, а на выступающие концы наденьте кусочки хлорвинилов...
Читать далее »

Отопление и вентиляция салона. Часть 5

Усиливаем слабое звено На автомобилях ВАЗ «десятого» семейства выступ на заслонке, куда входит вал микроредуктора, часто ломается. Избежать очередной поломки можно, усилив выступ при помощи надетой на него металлической втулки, как показано на рисунке. Усовершенствуем отопител...
Читать далее »

Система выпуска отработавших газов. Часть 2

Простые шайбы лучше «гроверов» При соединении фланцев труб системы выпуска отработавших газов не следует применять пружинные шайбы Гровера. Дело в том, что от высокой температуры сталь отпускается и шайбы теряют свои упругие свойства, переставая «держать» соединение. Здесь боле...
Читать далее »

Дополнительное оборудование. Часть 7

Еще раз о невыключенных «габаритах» Напомнить о невыключенных «габаритах» (во многих зарубежных автомобилях есть такая функция) поможет простая схема сигнализации. Главные ее компоненты – звуковой повторитель и реле 90.3747. Подсоедините один вывод повторителя к проводу концевого в...
Читать далее »

Отопление и вентиляция салона. Часть 4

Тройник для системы отопления салона Если на «Волге» ГАЗ 31029 плохо работает система отопления салона из за воздушных пробок в радиаторе отопителя, можно врезать тройник в шланг, отводящий жидкость из отопителя (см. рис.). Теперь, когда через отопитель не проходит охлаждающая жидкость, ш...
Читать далее »

Универсальные советы. Часть 5

Чем отмыть грязные руки? Только не бензином, керосином или соляркой! Все нефтепродукты вредны для кожных покровов и к тому же многие, особенно «отработка», обладают канцерогенным действием. Об этилированном бензине нечего и говорить. Лучше всего подойдут специальные составы для «сухой&ra...
Читать далее »

Отопление и вентиляция салона. Часть 3

Стекло не запотеет В автомобиле «Москвич 2141» неравномерно обдувается изнутри ветровое стекло, и перед глазами водителя подолгу не высыхает запотевший участок. Избавиться от этого удается, установив в зазор между воздуховодом и панелью приборов алюминиевую полоску. Подгибая ее верхний ...
Читать далее »