Соц сети


Леночка подрастала, умнела. В три года она уже знала все буквы и научилась читать. Оля очень хотела отдать дочку в садик, чтобы девочка привыкала к обществу других детей, не росла одиночкой. Но бабушка с Фаиной Степановной так восстали против этого, что она сдалась.
Леночке разрешалось почти все. Но при этом она с удивительным для такой крохи чутьем понимала, что можно делать, а чего нельзя. Юлька, бывая у них в гостях, с замиранием сердца наблюдала, как малышка пытается вдеть нитку в иголку, ножом отрезает хлеб, наливает горячий чай в чашку.
— Оля, она порежется! Или обварится! — возмущалась Юлька. — Ну как ты не боишься?
— Я не обварюсь, — уверенно отвечала за маму Леночка. — Я осторожненько. Давайте, тетечка Юлечка, я вам еще чайку налью. С сахарком.
Когда однажды заболели сразу и бабушка, и Фаина Степановна, Оле пришлось взять дочку на работу. На лекции та сидела тихо-тихо, словно мышка, и во все глаза глядела, как ее мама учит чему-то много-много больших дядей и тетей. И как они слушают ее маму. А на перемене эти дяди, и особенно тети, буквально затискали ее − пришлось от них спасаться у мамы под столом.
После этого Леночка стала часто просить маму взять ее с собой. В институте ей было интереснее, чем дома с бабушками. К четырем годам она освоила четыре действия арифметики и начала задавать такие вопросы, что Ольге пришлось купить для нее учебник математики.
Получив желаемое, девочка стала брать с собой эти книжки на лекции, чем очень веселила студентов. Было забавно наблюдать, как четырехлетняя кроха с деловитым видом листает учебник, поглядывая на доску, исписанную мамиными формулами.
В пять лет она сразила студентов громким замечанием с места:
— Мамочка, ты интеграл забыла нарисовать. Вот же тут у тебя он есть, а здесь нет.
Самое смешное, что она оказалась права. Увлекшись, Ольга действительно пропустила этот интеграл.
Пока Леночка была совсем маленькой, она почти не болела − сказывались заботы бабушки. Та внимательно следила, чтобы внучка тепло одевалась, вовремя кушала и соблюдала режим дня. Когда же бабушка слегла — сердце забарахлило и замучило давление — и девочка целыми днями стала пропадать у мамы на работе, общение с вечно чихающими и кашляющими студентами не пошло на пользу ее здоровью.
Однажды Леночка сильно простудилась. Кашель перешел в бронхит, бронхит — в тяжелое воспаление легких. После этого девочка стала болеть все чаще и чаще.
Врачи посоветовали свозить дочку на море. Ольга с Леночкой провели два месяца в Батуми. Там их буквально носили на руках. Катали по морю, возили в горы и кормили, кормили, кормили. Где бы они ни появлялись, их сейчас же усаживали за стол — и начиналась пытка под названием "угощение дорогих гостей". Друзья Серго и родители спасенного малыша завалили их подарками.
Леночкины двоюродные братья — сыновья сестер Серго — ни на шаг не отходили от красивой сестрички. Они ревниво следили, чтобы к ней не приближались чужие люди − будь то ребенок или взрослый. Было забавно наблюдать, как мальчики, взявшись за руки, усаживали на них, как на скамеечку, Леночку и так часами носили ее, словно слуги свою королевну. Девочка быстро научилась их языку и вскоре весело болтала со своими братиками по-грузински.
За эти два месяца Леночка поздоровела, окрепла. Но стоило им вернуться в Ленинград, как все началось сначала. В конце концов, врачи сошлись на том, что девочке нужен юг.
Ольге очень не хотелось оставлять маму, бросать кафедру, налаженный быт. Но выхода не было. В сыром и холодном Ленинграде ее дочь больше жить не могла. Наверно, сказалось и то, что отец Леночки был коренным южанином.
С работой, как всегда, помог Борис Матвеевич. В одном из вузов крупного донского города объявили конкурс на замещение должности профессора кафедры высшей математики. К тому времени Ольга уже имела это звание. Она послала документы на конкурс. И хотя никто из других докторов наук больше документов не подал, эта должность ей досталась с большим трудом.
Вся кафедра дружно проголосовала против ее избрания. Будущих коллег не интересовали ни ее научные заслуги, ни ее педагогический опыт — ничего. Ну не хотели они доктора наук — и все. Их вполне устраивало его отсутствие.
В Ленинграде такое в принципе было бы невозможно. Там любой вуз гордился бы таким приобретением. Имя Ольги Туржанской было известно не только в стране, но и за ее пределами − а статус вуза напрямую зависел от количества в нем докторов наук и академиков.
Но и на ее известность в научном мире будущим коллегам Ольги было глубоко наплевать.
Тогда БМВ запустил в бой “тяжелую артиллерию”. Ректору вуза позвонил знакомый из ВАКа и предупредил, что если его подчиненные не примут "правильное решение", то вузу могут и категорию понизить. Поскольку там докторов наук — раз два и обчелся. А категория вуза — это ставки, должности и прочие блага.
Тут уже и ректор забеспокоился. Он вызвал к себе заведующего кафедрой математики и устроил ему выволочку. Тот сначала разводил руками и пожимал плечами — мол, а что я могу поделать, у нас демократия. Тогда ректор пригрозил досрочно объявить конкурс уже на его должность − по причине полного отсутствия достижений на поприще науки. И заведующий сдался.
О чем он говорил с подчиненными, что обещал, чем угрожал — об этом история умалчивает. Но в конце концов, с перевесом в три голоса кафедра, обливаясь слезами, проголосовала положительно. А уж ученый совет утвердил Ольгу единогласно. Так она стала профессором вуза в далеком южном городе, где никогда не бывала.
Она не потребовала у института квартиру, хотя по должности имела на это право. Удачно поменяла ленинградскую коммуналку на хорошую изолированную и уехала из своего любимого Ленинграда, оставив там дорогих ей людей, навсегда.



Последние новости


Оборудование салона, панель приборов. Часть 4

Обивка не провиснет Дуги крепления обивки потолка закреплены в кузове «Волги» через резиновые колпачки. Последние со временем рвутся, и обшивка провисает. Нарежьте на концах дуг резьбу М5 длиной около 15 мм, навинтите на них гайки, а на выступающие концы наденьте кусочки хлорвинилов...
Читать далее »

Отопление и вентиляция салона. Часть 5

Усиливаем слабое звено На автомобилях ВАЗ «десятого» семейства выступ на заслонке, куда входит вал микроредуктора, часто ломается. Избежать очередной поломки можно, усилив выступ при помощи надетой на него металлической втулки, как показано на рисунке. Усовершенствуем отопител...
Читать далее »

Система выпуска отработавших газов. Часть 2

Простые шайбы лучше «гроверов» При соединении фланцев труб системы выпуска отработавших газов не следует применять пружинные шайбы Гровера. Дело в том, что от высокой температуры сталь отпускается и шайбы теряют свои упругие свойства, переставая «держать» соединение. Здесь боле...
Читать далее »

Дополнительное оборудование. Часть 7

Еще раз о невыключенных «габаритах» Напомнить о невыключенных «габаритах» (во многих зарубежных автомобилях есть такая функция) поможет простая схема сигнализации. Главные ее компоненты – звуковой повторитель и реле 90.3747. Подсоедините один вывод повторителя к проводу концевого в...
Читать далее »

Отопление и вентиляция салона. Часть 4

Тройник для системы отопления салона Если на «Волге» ГАЗ 31029 плохо работает система отопления салона из за воздушных пробок в радиаторе отопителя, можно врезать тройник в шланг, отводящий жидкость из отопителя (см. рис.). Теперь, когда через отопитель не проходит охлаждающая жидкость, ш...
Читать далее »

Универсальные советы. Часть 5

Чем отмыть грязные руки? Только не бензином, керосином или соляркой! Все нефтепродукты вредны для кожных покровов и к тому же многие, особенно «отработка», обладают канцерогенным действием. Об этилированном бензине нечего и говорить. Лучше всего подойдут специальные составы для «сухой&ra...
Читать далее »

Отопление и вентиляция салона. Часть 3

Стекло не запотеет В автомобиле «Москвич 2141» неравномерно обдувается изнутри ветровое стекло, и перед глазами водителя подолгу не высыхает запотевший участок. Избавиться от этого удается, установив в зазор между воздуховодом и панелью приборов алюминиевую полоску. Подгибая ее верхний ...
Читать далее »