Соц сети


1813 год. Более известный в тот период как музыкант и композитор, нежели как литератор, Эрнст Теодор Амадей Гофман становится директором оперной труппы Секонды и вместе с ней перебирается в Дрезден. В осаждённом городе, на который наседает Наполеон, он дирижирует оперой. И в это же самое время задумывает самое яркое из ранних своих произведений – фантасмогорическую повесть-сказку «Золотой горшок».

«В день Вознесения, часов около трех пополудни, чрез Черные ворота в Дрездене стремительно шёл молодой человек и как раз попал в корзину с яблоками и пирожками, которыми торговала старая, безобразная женщина, - и попал столь удачно, что часть содержимого корзины была раздавлена, а все то, что благополучно избегло этой участи, разлетелось во все стороны, и уличные мальчишки радостно бросились на добычу, которую доставил им ловкий юноша!»

Не правда ли, первая фраза затягивает, словно колдовские чары? Заманивает игривым ритмом и красотой слога? Спишем это на замечательный перевод Владимира Соловьёва, но ведь не Соловьёв - виновник того, что на плечи Гофмана опирается русская классика от Гоголя до Достоевского, захватывая, впрочем, и двадцатый век. Достоевский, между прочим, прочитал всего Гофмана в переводе и в оригинале. Нехилая характеристика для автора!

Однако, вернёмся к «Золотому горшку». Текст повести магический, завораживающий. Мистикой пронизано всё содержание повести-сказки, плотно переплетённое с формой. Сам ритм – музыкальный, чарующий. А образы – сказочные, красочные, яркие.

«Тут монолог студента Ансельма был прерван странным шелестом и шуршаньем, которые поднялись совсем около него в траве, но скоро переползли на ветви и листья бузины, раскинувшейся над его головою. То казалось, что это вечерний ветер шевелит листами; то - что это порхают туда и сюда птички в ветвях, задевая их своими крылышками. Вдруг раздался какой-то шепот и лепет, и цветы как будто зазвенели, точно хрустальные колокольчики. Ансельм слушал и слушал. И вот - он сам не знал, как этот шелест, и шепот, и звон превратились в тихие, едва слышные слова:
"Здесь и там, меж ветвей, по цветам, мы вьемся, сплетаемся, кружимся, качаемся. Сестрица, сестрица! Качайся в сиянии! Скорее, скорее, и вверх и вниз, - солнце вечернее стреляет лучами, шуршит ветерок, шевелит листами, спадает роса, цветочки поют, шевелим язычками, поем мы с цветами, с ветвями, звездочки скоро заблещут, пора нам спускаться сюда и туда, мы вьемся, сплетаемся, кружимся, качаемся; сестрицы, скорей!"
И дальше текла дурманящая речь».

Главный герой повести-сказки – студент Ансельм, романтический и неуклюжий молодой человек, руки которого домогается девушка Вероника, а сам он влюблён в прекрасную золотисто-зелёную змейку Серпентину. Помогает ему в его приключениях мистический герой – отец Серпентины, архивариус Линдгорст, а в самом деле мифический персонаж Саламандр. А козни строит злая ведьма, дочь чёрного драконова пера и свекловицы (свеклой в Германии кормили свиней). И цель Ансельма – преодолеть препятствия в виде ополчившихся на него тёмных сил и соединиться с Серпентиной в далёкой и прекрасной Атлантиде.

Смысл повести заключён в иронии, отражающей кредо Гофмана. Эрнст Теодор Амадей – злейший враг мещанства, всего обывательского, безвкусного, приземлённого. В его романтическом сознании сосуществуют два мира, и тот, который вдохновляет автора, не имеет ничего общего с обывательской мечтой о благополучии.

Привлекла внимание некая сюжетная фишка – тот момент, когда студент Ансельм оказывается под стеклом. Это напомнило основную идею знаменитого фильма «Матрица», когда реальность одних людей является всего лишь симуляцией для избранного героя.

« Тут Ансельм увидел, что рядом с ним, на том же столе, стояло еще пять склянок, в которых он увидел трех учеников Крестовой школы и двух писцов.
- Ах, милостивые государи, товарищи моего несчастия, - воскликнул он, - как же это вы можете оставаться столь беспечными, даже довольными, как я это вижу по вашим лицам? Ведь и вы, как я, сидите закупоренные в склянках и не можете пошевельнуться и двинуться, даже не можете ничего дельного подумать без того, чтобы не поднимался оглушительный шум и звон, так что в голове затрещит и загудит. Но вы, вероятно, не верите в Саламандра и в зеленую змею?
- Вы бредите, господин студиозус, - возразил один из учеников. - Мы никогда не чувствовали себя лучше, чем теперь, потому что специес-талеры, которые мы получаем от сумасшедшего архивариуса за всякие бессмысленные копии, идут нам на пользу; нам теперь уж не нужно разучивать итальянские хоры; мы теперь каждый день ходим к Иозефу или в другие трактиры,наслаждаемся крепким пивом, глазеем на девчонок, поем, как настоящие студенты, "Gaudeamus igitur..." - и благодушествуем.»

Свой собственный, разделённый надвое образ Гофман тоже отобразил в «Золотом горшке». Как известно, музыку он писал под псевдонимом Иоганнес Крейслер.

«Архивариус Линдгорст исчез, но тотчас же опять явился, держа в руке прекрасный золотой бокал,из которого высоко поднималось голубое потрескивающее пламя.
- Вот вам, - сказал он, - любимый напиток вашего друга, капельмейстера Иоганнеса Крейслера. Это - зажженный арак, в который я бросил немножко сахару. Отведайте немного, а я сейчас скину мой шлафрок, и в то время как выбудете сидеть и смотреть и писать, я, для собственного удовольствия и вместе с тем чтобы пользоваться вашим дорогим обществом, буду опускаться и подниматься в бокале.
- Как вам угодно, досточтимый господин архивариус, - возразил я, - но только, если вы хотите, чтобы я пил из этого бокала, пожалуйста, не...
- Не беспокойтесь, любезнейший! - воскликнул архивариус, быстро сбросил свой шлафрок и, к моему немалому удивлению, вошел в бокал и исчез в пламени. Слегка отдувая пламя, я отведал напиток - он был превосходен!»

Волшебно, не так ли? После создания «Золотого горшка» репутация Гофмана как писателя стала укрепляться всё сильней. Ну, а Секонда тем временем уволил его с должности директора оперной труппы, обвинив в дилетантстве...



Последние новости


Оборудование салона, панель приборов. Часть 4

Обивка не провиснет Дуги крепления обивки потолка закреплены в кузове «Волги» через резиновые колпачки. Последние со временем рвутся, и обшивка провисает. Нарежьте на концах дуг резьбу М5 длиной около 15 мм, навинтите на них гайки, а на выступающие концы наденьте кусочки хлорвинилов...
Читать далее »

Отопление и вентиляция салона. Часть 5

Усиливаем слабое звено На автомобилях ВАЗ «десятого» семейства выступ на заслонке, куда входит вал микроредуктора, часто ломается. Избежать очередной поломки можно, усилив выступ при помощи надетой на него металлической втулки, как показано на рисунке. Усовершенствуем отопител...
Читать далее »

Система выпуска отработавших газов. Часть 2

Простые шайбы лучше «гроверов» При соединении фланцев труб системы выпуска отработавших газов не следует применять пружинные шайбы Гровера. Дело в том, что от высокой температуры сталь отпускается и шайбы теряют свои упругие свойства, переставая «держать» соединение. Здесь боле...
Читать далее »

Дополнительное оборудование. Часть 7

Еще раз о невыключенных «габаритах» Напомнить о невыключенных «габаритах» (во многих зарубежных автомобилях есть такая функция) поможет простая схема сигнализации. Главные ее компоненты – звуковой повторитель и реле 90.3747. Подсоедините один вывод повторителя к проводу концевого в...
Читать далее »

Отопление и вентиляция салона. Часть 4

Тройник для системы отопления салона Если на «Волге» ГАЗ 31029 плохо работает система отопления салона из за воздушных пробок в радиаторе отопителя, можно врезать тройник в шланг, отводящий жидкость из отопителя (см. рис.). Теперь, когда через отопитель не проходит охлаждающая жидкость, ш...
Читать далее »

Универсальные советы. Часть 5

Чем отмыть грязные руки? Только не бензином, керосином или соляркой! Все нефтепродукты вредны для кожных покровов и к тому же многие, особенно «отработка», обладают канцерогенным действием. Об этилированном бензине нечего и говорить. Лучше всего подойдут специальные составы для «сухой&ra...
Читать далее »

Отопление и вентиляция салона. Часть 3

Стекло не запотеет В автомобиле «Москвич 2141» неравномерно обдувается изнутри ветровое стекло, и перед глазами водителя подолгу не высыхает запотевший участок. Избавиться от этого удается, установив в зазор между воздуховодом и панелью приборов алюминиевую полоску. Подгибая ее верхний ...
Читать далее »